Календарь добавлений
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Рекомендуемые материалы
  • Фильм "Раскинулось море широко..."
    Исполнилось 30 лет с момента выхода на экраны первого фильма кинодилогии Николая Макарова "Раскинулось море широко..."
  • О хранителе истории Мологи
    Вышел в свет Сборник материалов к биографии и избранных статей "Николай Макарович Алексеев", посвященный светлой памяти основателя и первого руководителя Музея Мологского края.
  • Памяти основателя Музея Мологского края Н. М. Алексеева
    15 апреля 2017 года состоится День памяти основателя и первого руководителя Музея Мологского края Алексеева Николая Макаровича. 
  • День памяти Николая Алексеева
       День памяти Н.М.Алексеева начался с нежной и лиричной песни «Вот опять мне Молога приснилась...»(1) Именно ей - Мологе, посвятил Николай Алексеев свою жизнь.
  • В гостях у мологжан в 1997 году
    Губернатор Ярославской области А.И. Лисицын (ныне член Совета Федерации) побывал на традиционной встрече мологжан в августе 1997 года
  • Встреча с Мологой в 1995 году
    24 сентября 1995 года Молога вышла из воды, и мологжане смогли посетить свою утраченную малую Родину.
  • Прозренье
    Земля и стынущая водь. И мысль одна — о Боге... Не даст, наверное, Господь Взойти со дна Мологе. Она совсем не зря ушла В печальные преданья -    
Землячеству 40 лет
Взгляд в прошлое
Видео о Мологе
Фото мологжан
Молога » » 80 лет с начала мологского переселения

80 лет с начала мологского переселения

  • 3-09-2016, 15:40
  • 1004
  • 0
  • Статьи

 

 

 

80 лет с начала мологского переселения.

 

   80 лет назад, в 1936 году началось переселение — тяжелая       трагедия жителей Верхней Волги. Строительство Рыбинского и Угличского гидроузлов, начатое согласно постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 14 сентября 1935 года, потребовало   освобождения более 4,5 тыс. кв. км территории. Затопление коснулось трех областей, в Ярославской области — восьми районов. Сегодня речь пойдет только об одном из них, наиболее пострадавшем — о Мологском районе. На его долю приходилось более трети хозяйств от общего числа, предназначенных к переселению по Ярославской области. (1). Если в других районах велось внутреннее переселение, то население Мологского района, в основном, предстояло расселить в разные районы Ярославской области на расстояние от 30 до 350 км.

  «В зону затопления по району попадала территория ...14-ти сельсоветов полностью и 3-х частично. На момент переселения на территории этих сельсоветов находилось 35 колхозов, 169 населенных пунктов, 4312 хозяйств.»(2) Также предстояло переселить административный и культурный центр района — город Мологу.

Здесь следовало бы назвать количество жителей, подвергшихся переселению. Но, данные о численности, встречающиеся в архивных документах, отрывочные и, порою, противоречивые. Дело в том, что в документах органов власти по переселению речь идет о хозяйствах, домовладениях, дворах, а не о людях. Сегодня хочется говорить именно о людях, о том, что же выпало на их долю.

  Чтобы иметь представление о количестве жителей, обратимся к 1930 году. После проведения районирования в 1929 году, в ходе которого из Мологского уезда были выделены Некоузский и Брейтовский районы, а северные волости Копорьевская, Ягорбская и Грязьливецкая отошли к Ермаковскому району, в Мологском районе на 1 января 1930 года осталось 53 908 человек.(3) На 1 июля 1936 года взрослого населения в районе насчитывалось 30 693 человека. (4) В городе на 1 января 1937 года проживало 5023 человека.(5) Вот о них и пойдет речь.

  Руководство переселением на местах было возложено на президиумы райисполкомов. Для определения годности строений к переносу на новое место, а также сумм причитающихся компенсаций, создавались оценочные комиссии, в состав которых входили представители местных советов, земельных и финансовых органов, Волгостоя НКВД.

 

1936 год

 

  В Мологе комиссии создаются 3 сентября 1936г. Городскую оценочную комиссию возглавляет тов. Назаров, районную - тов. Петухов.(6)

  4 сентября в Доме Соцкультуры, а в просторечии - в Манеже, собирается расширенный пленум Мологского Горсовета с повесткой дня «О реконструкции реки Волги и переселении города Мологи в связи с затоплением». На пленуме присутствуют 43 депутата и 826 жителей города. Заслушав доклад председателя Горсовета т. Назарова, жители в тревоге предупреждают, что «сейчас уже поздно перевозить..., дома будут сырые и зимой в них жить нельзя»(Поэгль), (7) и считают, что перевозку домов должен производить Волгострой , чтобы каждый дом он «разобрал, перевез и поставил»(Клюкина А.Н.), «как это было в других местах»(Михайлова)(7) А «другие места» - это недалеко. В Рыбинском районе с конца апреля переселяются жители Аббакумовского поселкового совета. Идет освобождение земель для стройплощадки гидроузла. И здесь, согласно постановления оргкомитета ВЦИК по Ярославской области от 31 марта 1936г, «постройки и сооружения, принадлежащие рабочим и другим трудящимся переносятся и восстанавливаются на новом месте силами и средствами Волгостроя НКВД». (8)Жителям же Мологи предписывается самим разбирать и собирать свои дома, а Волгострой берет на себя только доставку строений к берегу Заволжья г. Рыбинска.

  Какие разъяснения дал мологжанам присутствующий на пленуме представитель Волгостроя тов.Рябов — неизвестно (в протоколе не записано). Очевидно, сослался на последнее постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 1 августа 1936г., в котором, действительно, Волгострою предписывается лишь возмещать расходы владельцам строений. Но, выразив в традициях того времени «свою радость и преклонение перед гениальной мудростью инициатора реконструкции Волги, нашего учителя, друга великого СТАЛИНА»(9) пленум постановил:

«1)...мобилизовать все силы и оказать помощь Волгострою в деле осуществления возложенных на него задач.

2)...немедленно приступить к переселению первых 400 домовладений города Мологи с обязательным окончанием этого переселения... к 1 ноября 1936 года.»(9)

  Переселение стало для мологжан реальной страшной неизбежностью.

  Уже 4 сентября комиссия начала вызывать мологжан для решения конкретных вопросов по переселению.

Первоочередниками на выселение определили:

  • работающих в городе Рыбинске — 48 домовладельцев,(10)

  • работающих в других городах — 77 домовладельцев,(11)

  • пенсионеров — 61 домовладелец,(12)

  • владельцев домов, непригодных к переносу и подлежащих слому — 214.(13)

  Изношенность непригодных к переносу домов определялась в 60 и более процентов. Дома подлежали передаче Волгострою с выплатой компенсации. Если же владелец решал использовать материалы от разборки строений по своему усмотрению,то ему полагалась выплата расходов по перевозке. Владельцы таких строений имели право на получение банковской ссуды на 20 лет для нового строительства.

  Кроме того, в городе насчитывалось 55 каменных домов, также не подлежащих переносу. В основном это были дома коммунальные, а так же принадлежащие учреждениям и организациям.

  Строений, годных к переносу, было в Мологе 570. Их владельцам полагалось возмещение стоимости разборки строений, перевозки на новое место, сборки и стоимость дополнительных стройматериалов. Предусматривалась выплата стоимости строений, если они передавались Волгострою.

  Возмещению также подлежали: расходы по перевозке имущества, скота, фуража; стоимость плодово-ягодных насаждений; стоимость найма помещений, занимаемых переселенцами на время переноса и возведения домов.

  Все убытки и компенсации, установленные Оценочной комиссией, подлежали оплате Волгостроем НКВД в размере 50% в декадный срок со дня вынесения решения и остальные 50% - после освобождения изымаемой территории.

Положения, которыми комиссии пользовались в работе были разработаны в «Инструкции для оценочных комиссий по определению размеров убытков и порядке их возмещения», утвержденной 22.02.1936г президиумом Облисполкома ИПО.

  Но жизнь не вмещалась в строки принятых документов. В 400 домах, предназначенных в срочном порядке к переселению, проживали семьи, каждая со своими проблемами и бедами, неразрешимыми в одночасье.

  В документах архива сохранились письма и заявления граждан г. Мологи — свидетели того времени.

  Командование 100-м отделением строительного батальона (г. Псков) «просит отсрочить переселение семьи красноармейца Дорофеева Николая Александровича (ул. Республиканская, 29)...т.к. его отец страдает туберкулезом легких 3-й стадии,...сестра полностью слепа» (14)

  Студентка Ивановской ВКСХШ , получив письмо от матери Волковой М.Е.(ул. Республиканская,27) возмущается: «Она плачет...Что значит уехать через месяц куда знаешь, тем более с такими средствами, какие имеются у неё. Это сделать невозможно.»(15)

  «Я одинокая, у меня двое детей 9 и 5 лет и мать старуха больная, - пишет Егорова Анна Семеновна(ул. Коммунистическая,12), - Я совершенно не знакома с переноской и строительством дома. Плотники, присланные Горсоветом, просят гораздо более сумму, чем ассигнованная по акту от 21/IX-36г. По выше изложенным мотивам мне денег ассигнованных не надо, а прошу вас ...дом и постройки от меня принять по акту, перенести силами Волгостроя на новое место переселения и восстановить такой же, какой был до перевозки.»(16)

  Балуева Анна Алексеевна из Москвы беспокоится об отце Яркине Алексее Андреевиче (ул.Набережная ,109): «Его дом должен быть снесён, как имеющий более 60% изношенности. Таким образом отец остается...совершенно без угла. Отцу 70 с лишним лет, всю свою жизнь он работал в Мологе в Пожарном депо....Взять к себе отца я не могу по квартирным условиям. Брат работает в Рыбинске и тоже имеет комнату в 7 кв.м. Прошу отложить слом дома отца до весны, за этот период может удастся что-либо сделать.»(17)

  «Неужели под старость я должен буду остаться без крова?» - вопрошает пенсионер, инвалид труда второй группы Ф.А. Альштадт, 73-х лет.(ул. Коммунистическая,123)(18)

  Минкина М.М.(ул. Коммунистическая,16) : «Дом мой не пригоден на перенос. Детей четверо, самой старшей 16 лет и все учатся. Я же не могу сейчас переехать на голую улицу. У меня нет средств, чтобы до построения своего дома платить за квартиру 50-80 рублей, если я всего получаю 40 рублей пенсии»(19)

  «Меня вызывали на 26 число и дали 10 дней сроку.»- пишет Ушакова Анна Васильевна (Рыбацкий пер.,34), «Прошу меня оставить до весны или выдать побольше денег. Вы дали 800 рублей....мне на эти деньги не перевезти. На моем иждивении находятся трое детей несовершеннолетних, мужа нет. Получаю пенсию 18 рублей»(20)

  Е.Н. Цылина (ул. Пролетарская,36) просит: «...разрешить прожить в собственном доме в течение зимнего периода до тех пор, пока не найду квартиру. Семья у меня 4 человека. Квартиру всё время ищу, но их нет.»(21)

  В заявлении Журавлева Павла Васильевича (ул.Советская,178): «Прошу принять у меня новый дом, который не достроен. Разбирать сил нет, средств нет.»(22)

  Таких заявлений и писем, каждое со своей пронзительной болью, в архиве сохранилось много. Читать их без волнения невозможно.

  Обращались в комиссию и несогласные с суммами выплаченных компенсаций. Оценка строений производилась исходя из данных инвентаризации 1931 года , и если за прошедшее время был произведен капитальный ремонт, то насчитанные суммы получались меньше, а процент износа больше, с чем хозяева, конечно, были не согласны.

  Не найдя ответов на жизненно важные вопросы в Горсовете, мологжане обращаются в Областную комиссию по переселению, газеты «Северный рабочий», «Комсомольскую правду», в Комиссию Советского контроля при СНК Союза ССР.

  Но установленные жесткие сроки торопят мологжан с перенесением домов на новое место.Гражданам города Мологи предназначалось переселяться в Рыбинск. Путь был выбран наиболее дешевый — по воде. Уже начиная с 9 сентября Горсовет обращается в Рыбинский Горкомхоз с просьбой о выделении участков под застройку мологжанам, дома которых разобраны и готовы к сплаву. Первыми справки получили Щербаков И.В., Бабушкин Д.С., Солнцева М.М., Киселев В.Ф., Старостин А.Ф.

  Однако, в Рыбинском Горкомхозе заведующий сектором тов. Виноградов встретил мологжан «грубостью, топаньем ногой» и отказом: «Участок будет отведен, когда приплывете с домом к нам.»(23)

  3 октября 1936г. Мологский Горсовет получил из Рыбинска «порядок отвода земельных участков для переселенцев г. Мологи:

  1. Впредь до закрытия сезона (конец ноября) отвод земельных участков будет производится 1-10-20 числа каждого месяца.

  2. Каждым переселенцем должно быть подано заявление с приложением инвентарного дела и предъявлен акт комиссии.

  Об установленном порядке просим оповестить граждан, переселяющихся из г.Мологи, предупредив, что одиночные отводы производиться не будут.»(24)

   Состояние сплава домов мологжан характеризует телеграмма председателя Мологского Горсовета на имя начальника Волгостроя тов. Рапопорта : «... Дома разобранные на берегу лежат неделями, сплоченные плавают в воде, ряд домов разнесло. Наблюдения за сплоченными домами нет. Расчеты с домовладельцами задерживаются. Просьба дать распоряжение о ликвидации казанных безобразий»(25)

   Неопытность рабочих, отсутствие снастей приводили к авариям. Так 14 октября 1936 из пяти плотов, составляющих домовладение Мешалкина А.И., приготовленных к сплаву в г. Рыбинск, два плота оторвались и уплыли. В них были «часть дома, часть амбара и целиком баня. На плоты были погружены всё железо с дома и бани, а также все рамы»(26) А при обследовании оставшихся после аварии при сплаве строений гр.-на Лебедева была установлена недостача 29 бревен, части потолков, части полов, полного ската железа с крыши.

  В середине октября природа внесла свои коррективы в переселение мологжан — резко похолодало, ударили морозы. 16 октября Горсовет решает: «Разборку домов приостановить до установления санного пути»(27)

  В 1936 году в Мологе было разобрано 87 домов, переселено 9 организаций, 53 домовладельца перенесли свои дома в Рыбинск.(28)

  План по переносу строений по городу Мологе остался не выполнен.

 

   В Мологском сельском районе организационные мероприятия по переселению начались зимой 1936 года. До начала весенних полевых работ было намечено переселить 300-320 хозяйств в Кинешемский район ИПО с тем, чтобы там развернуть производство лугопастбищных трав. По-видимому, это осталось только в планах. Но весной были и переселения, так 11 семей из колхоза «Искра» Рындинского сельсовета выбрали себе новым местом жительства Киренский район Восточно-Сибирского края.

  Колхозы, не попадающие в зону затопления, были укреплены рабочей силой, внутри района размещены 330 колхозных хозяйств.(29)

  Колхозникам Мологского района было предназначено переселяться в Гаврилов-Ямский, Тутаевский, Ярославский,  Костромской, Красносельский и Буйский районы. Единоличников, рабочих и служащих из села переселяли в Рыбинск, Тутаев и Ярославль.

  Согласно постановления Оргкомитета ВЦИК по Ярославской области от 25 августа 1936г осенью текущего года предполагалось перенести «10 сельсоветов, 106 населенных пунктов, 24 колхоза с 2409 колхозными хозяйствами и 471 единоличное хозяйство.»(30) Сроки были явно нереальными. Крупные колхозы Мологского района в 200-300 хозяйств в полном составе перевозить было некуда - таких свободных земельных фондов в области не было. Чтобы их разместить предполагалась ликвидация ряда совхозов и пригородных хозяйств ОРСов предприятий. Постановление президиума Облисполкома об их ликвидации вышло только 31 марта 1937 года.(31)

 

1937 год

 

 Грандиозными планами предусматривалось завершить переселение города Мологи и района в 1937 году.

  Однако, не спешили горожане перевозить свои дома, ждали   изменений по выплате компенсаций. Все, и Горсовет и жители понимали, что переселиться на выплаченные деньги практически невозможно. Тем более, что нашлись среди уже переехавших мологжан такие, которые подсчитали все свои расходы по переселению и предъявили разницу к доплате. «Я в вашу сумму уложиться не мог»- пишет Языков Василий Михайлович(ул. Советская,143)(32), получивший 1700 рублей на переезд. И приводит фактические расходы, которые составили 3335 рублей. Завидову Александру (пер. Л.Толстого,3) при оценке строений выдали 2020 рублей, фактический переезд обошёлся в сумму 5793 рублей, перенос строений Завидова Василия Васильевича (ул.Советская,163) оценили в 1600 рублей фактически потребовалось 4345 рублей, т. е. на перенос строений мологжане тратили в 2-3 раза больше средств, чем получали компенсацию. Началась последняя декада апреля, а никаких инструкций по расчетам из области в Мологу не поступало. В городе продолжалась обычная жизнь. Работали, учились, убирали улицы (правда, уже не брали, как в 1935 году, обязательство отработать на уборке города каждому не менее 40 часов). Активисты проверяли санитарное состояние жилья, распространяли билеты лотереи ОСОАВИАХИМ, навещали семьи красноармейцев, чтобы узнать: как живут, что пишут из Красной Армии. На собраниях и кружках изучали Сталинскую конституцию, осуждали вредительские действия банды троцкистов, высказывали решимость «при всякой возможности выявлять врагов народа».(33)

 

  В районе основное переселение началось в январе 1937 года — колхозников торопили исконно крестьянские дела: надо было на новом месте успеть устроиться и провести весенний сев. Однако, план переселения был под угрозой срыва, т. к. Волгострой не переводил селянам деньги на переезд. Из-за несвоевременной подачи барж колхозники вынуждены были по 5-7 дней сидеть с грузами на берегу. Отсутствие катеров вынуждало перевозить строения самосплавом, при этом случались аварии.

«15 мая в 1 час ночи на р. Мологе пароход потопил завозню с переселенцами. Утонуло людей двое, скота 30 голов, домашние вещи.»(34)

  Райисполком в срочном порядке рассылает телефонограммы председателям сельсоветов: «В целях предотвращения несчастных случаев... категорически воспретить... погрузку на плоты домашних вещей, имущества, сельхозинвентаря, скота и провоз на них женщин и детей.»(35)

  Настрадались и те, кто выезжал по железной дороге.

  17 семей - 83 человека, колхоза «Красный Путиловец» должны были выезжать к новому месту жительства поездом из г. Рыбинска 18 марта в 9 часов утра. Их привезли из Мологского района накануне вечером. Ночевать негде. Начальник станции заявил : «У меня нет места... Пришлось подрядить буфетчика за 50 рублей, чтобы не выгонял колхозников из буфета на ночь. В буфете очень грязно, обедают грузчики, которые очень ругают колхозников.» - докладывает Райисполкому председатель сельсовета Полковников. «По заявке 18-го в 9 часов вагоны не подали. Начальник говорит: «Вагоны дам в 2 часа.» Я иду к уполномоченному НКВД. Вагоны подали. Мокрые, даже с нар капала вода. Дров мало, свечей нет.»(36)

  4 июня 14 семей Рындинского сельсовета направились в Бежецкий район. При посадке на пароход «Коллектив коммунистов» с горем пополам нашли места матерям с детьми в Красном уголке и на носу. По прибытии в Рыбинск в 2 часа ночи «гонят с парохода, не считаясь с тем, что в группе переселенцев очень много малолетних детей.»(37) С трудом удалось уговорить капитана оставить семьи на пароходе до 6 часов утра. А на железнодорожной станции им также пришлось столкнуться с грубостью начальника и обратиться к уполномоченному НКВД.

  Оценочные комиссии, наконец, получают инструкцию Областного отдела переселения с техническими расчетами затрат на перенос строений от 23 февраля 1937 года. Пересчитывая выданные компенсации, они устанавливают существенную разницу в выплатах. « На перенос строений гр. Моторову Г.А. определено 650 рублей (акт от 22/IX-36), ему же при разборе жалобы начислено 2287 рублей; гр. Березину В.Я. из с.Городок определено 100 рублей (акт от 22/IX-36), при разборе жалобы начислено 1023 рубля; Суханову В.В. из д. Новинка определено 970 рублей (акт от 26/IX-36), при разборе жалобы начислено 2875 рублей. Таких примеров можно привести массу. Недоплата причитающихся переселенцам средств ставила их в тяжелые условия, понуждая к распродаже имущества и скота, … заставляла переселенцев ехать в новые места без своих домов». (38) На 10 августа от переселенцев поступило 1525 жалоб и заявлений, отказ получили 152 человека , т. е. жаловались переселенцы, в подавляющем большинстве, справедливо.

  Несвоевременный раздел баланса переселяемых колхозов приводил в отдельных случаях к хищениям и распродаже колхозного имущества. В колхозе «Совет» продавали с фермы скот, в колхозе «Междуречье» - скот и зерно.

  В колхозе «Искра» на месте осталось 75 хозяйств, не имеющих никакого колхозного имущества, т. к. семена, скот, сельхозмашины увезены в порядке вербовки в Рыбинский район.

В 1937 году из района переселено 1649 хозяйств.(39)

 

  О том, как переселялись горожане в Рыбинск, пишет 20 апреля 1937г. районный агроном - ударник сельского хозяйства, Карельских Ольга Васильевна (ул. Пролетарская,68): «Согласно плана переселения города Мологи я сплавила свой дом в Рыбинск на место Новой Мологи. В настоящее время дом уже две недели лежит на берегу, т. к. ни трактора, ни автомобиля не дают. Частные извозчики просят с берега до земельного участка с 1 км 200 рублей, что является для меня непосильно. А дом лежит, и могут его растащить. В семье трудоспособных нет, член семьи в рядах РККА и выехать не может, сама работаю на посевной компании. Дом потерпел аварию на воде, и мне, спасая его, пришлось потратить лишние деньги, а потому прошу оказать мне помощь в получении транспортных средств для перевозки дома и других стройматериалов.»(40)

  Александра Павловна и Вера Ильинична Неверовы (ул. Коммунистическая,139)пишут: «Нам пришлось высидеть полтора месяца на берегу р.Волги в Рыбинске в ожидании льготной перевозки — трактора, который не только не помог, а и навредил перевозке, каковая встала безобразно дорого.»(41)

  В Рыбинске переселенцев было решено разместить «в основных трех массивах: Заволжском, Копаевском и на западной границе Западного района.»(42) Большинство участков отводилось в Лосевском и Ершовском районах Заволжья.

  Ничего похожего на родную Мологу здесь не было. Пни и кустарник на участках, глинистая почва, заболоченность. «Прошу дать мне другой участок, - просит Павлова Надежда Ивановна, - Тургенева, 43 не пригоден, там болото»(43) Сено косить для своих «буренок» мологжане ездили, пока была возможность, на родные покосы в Мологу.

  На 27 августа многие из домов мологжан не были готовы для жилья. Одни ютились в кухнях (Мухина И.П., Смирнов Ф.М., Завидов В.В.).У других были не покрыты крыши, т. к. не было дранки и гвоздей. У многих не сложены печи, потому что кирпич взять негде, а кому-то и не на что. На достройку дома продавали кормилиц- коров, лошадей, поросят. Воробьев Василий Фёдорович пишет: «Мне сейчас (дом) доделывать совершенно не на что. Я продал корову и с себя кожаные и валяные сапоги... Продавать больше нечего, что было, то продано.» (44) «Перевезенная постройка ещё не закончена, - вторит ему Синицын Д.А. (ул.Республиканская, 4), - ввиду того, что не хватает средств. Что было в хозяйстве, всё продано дочиста.»(45)

Катастрофическим было положение с питьевой водой. Вырытые колодцы пересыхали, вода в них была плохого качества. Приходилось мологжанам ходить за водой в Лосево, ездить на Волгу. Как временный выход из положения было решено проложить водопровод от Маслозавода. 1790м магистрали с установкой 6-ти колонок сдали 22 декабря, недоделки устраняли весной 1938 года.

  Неблагополучно было в Ново-Лосевком поселке в противопожарном отношении. Пожохрана отмечает:1) расстояние между жилыми домами и хозпостройками 8-10м, вместо установленных 15м, 2) печи складываются без соблюдения основных правил, в результате чего через 3-4 мес. приходят в негодность,3)дороги в поселке находятся в крайне неудовлетворительном состоянии. Поселок не обеспечен источниками водоснабжения.(46) Отсутствовал и агент по страхованию вновь поставленных домов.

Бывали случаи ранений и травм на стройке, а обратиться за первой помощью некуда, медицинский пункт не организован .

  В недостроенных домах мологжан Скольнова, Козлова, Пучкова, Смирнова, Барышникова были совершены кражи. Ночью «в дом к гр-ке Бабушкиной ...забрались через недостроенную часть два неизвестных молодых мужчины, и пригрозив веревкой и крюком, забрали всё, что имелось у неё из вещей, и денег 500 руб., которые были приготовлены для оплаты за произведенные работы. Муж лежит в больнице крупозным воспалением лёгких...Денег на достройку нет. Не зная ещё Рыбинск и куда обратиться, гр-ка Бабушкина пришла в Мологу в Горсовет.» (47) . Вопрос о выделении поста милиции в Ново-Лосевский поселок поднимается Рыбинским Горсоветом только 17 сентября 1937г.

   Случались, что и хлеба в Заволжье было не купить. Магазин в то время был только один, маленький и тесный, с узким ассортиментом, работал до 5 часов вечера. Поэтому в районе новостройки срочно строят три хлебных ларька.

   В Заволжском районе планируется строительство 2-х каменных школ по 400 мест, больницы и амбулатории, бани, хлебопекарни и магазинов.

 

 

                                                        (Смотрите продолжение)