Календарь добавлений
«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Рекомендуемые материалы
  • О хранителе истории Мологи
    Вышел в свет Сборник материалов к биографии и избранных статей "Николай Макарович Алексеев", посвященный светлой памяти основателя и первого руководителя Музея Мологского края.
  • Памяти основателя Музея Мологского края Н. М. Алексеева
    15 апреля 2017 года состоится День памяти основателя и первого руководителя Музея Мологского края Алексеева Николая Макаровича. 
  • В гостях у мологжан в 1997 году
    Губернатор Ярославской области А.И. Лисицын (ныне член Совета Федерации) побывал на традиционной встрече мологжан в августе 1997 года
  • Встреча с Мологой в 1995 году
    24 сентября 1995 года Молога вышла из воды, и мологжане смогли посетить свою утраченную малую Родину.
  • Прозренье
    Земля и стынущая водь. И мысль одна — о Боге... Не даст, наверное, Господь Взойти со дна Мологе. Она совсем не зря ушла В печальные преданья -    
  • Я не знал Мологу
    Я не знал Мологу смытую, Ее удаль и почёт, Но слеза, не мной пролитая, По моей щеке течёт. Не бродил я ни по пристани, Ни по белому песку.                
  • 80 лет с начала мологского переселения (продолжение)
    1938 год В Мологе ощущается нехватка жилья, необходимого переселенцам на время переноса строений. «Я живу на ул. Набережной д.103 — пишет Кузнецова М.Н. «Дом этот с 1 июля будет сноситься. 
Землячеству 40 лет
Взгляд в прошлое
Видео о Мологе
Фото мологжан
Молога » » Федор Солнцев–творец живописной летописи Руси

Федор Солнцев–творец живописной летописи Руси

  • 4-06-2011, 21:29
  • 2876
  • 0
  • Статьи
Он стоял у истоков изучения и сохранения для потомков памятников российской истории и художественных достижений древнерусских мастеров.Современники писали: «Кисть Солнцева вызвала из мрака забвения остатки старины, воскресила в живых образах быта все стороны допетровской Руси». Его произведения называли живописной летописью Древней Руси и считали источником возрождения отечественного стиля. Очевидно по этой причине, в годы, когда в стране запрещалось даже словосочетание «русская история», революционеры вычеркнули имя художника Солнцева из анналов истории живописи.
Федор Григорьевич Солнцев родился четырнадцатого апреля (27-го по новому стилю) 1801 года в селе Верхне-Никульское Моложского уезда Ярославской губернии в семье помещичьего крестьянина графа А.И. Мусина-Пушкина, «…который, однако же, - как пишет в мемуарах Ф.Г.Солнцев - никогда не признавал его за крепостного». Отец Ф.Г.Солнцева жил в Петербурге, где служил кассиром при императорских театрах. Даровитый мальчик с малых лет увлекался рисованием: сначала цветными камешками из речки Ильди, а потом «немилосердно марал» (как он сам пишет в воспоминаниях) рисунками поля тетрадей, вызывая недовольство матери и учителя-управляющего имением графа. Сметливый и энергичный отец Феди, при очередном приезде в Верхнее-Никульское, оценил страсть своего отрока к рисованию и увез его в столицу. Хлопоты отца по определению сына в Императорскую Академию художеств увенчались успехом: в 1815 году Федор был зачислен воспитанником и стал жить при академии.
Через два года президентом академии был назначен образованнейший человек того времени, знаток античной культуры и отечественной истории, собиратель и издатель древнерусских древностей, ученый-археолог, Алексей Николаевич Оленин. Он разглядел в воспитаннике Солнцеве уникальный художественный дар. Особенно раскрылись способности художника в 1824 году, когда Президент Императорской Академии художеств предложил Солнцеву сделать акварельные рисунки с найденных под Старой Рязанью драгоценных блях, барм, перстней и других старинных вещей. Исполненные Солнцевым на бумаге сочными красками великокняжеские украшения выглядели как настоящие. В точных и отчетливых его рисунках А.Н. Оленин увидел высокое искусство мастера, а также терпение и аналитический ум исследователя. В семейном кружке президента академии бывали многие художники, и литераторы того времени. Ф.Г. Солнцев тоже был принят в эту гостеприимную семью и глава ее до конца дней своей жизни стал его наставником и покровителем.
После того, как солнцевские рисунки керченских и фанагорийских древностей были представлены императору Николаю Первому, тот своим указом от 9 мая 1830 года повелел причислить Ф.Г. Солнцева к Императорской Академии художеств (образовательный курс в которой художник уже прошел в 1815-1824 гг.) с жалованием от кабинета Его Величества. Солнцеву предписывалось: «…заниматься срисовыванием с находящихся во всех российских городах древностей, как-то: церквей, икон, царских вооружений, утвари, конской сбруи и разных вещей, могущих служить к верному показанию и объяснению русской старины по части археологии и этнографии».. С этого времени начались длительные командировки Солнцева в Москву, Киев, Новгород, другие древнерусские города и монастыри. Так в Псково-Печерском монастыре Ф.Г. Солнцев был в творческой командировке вместе с живописцем Карлом Брюлловым. За многие годы художник запечатлел в изящных рисунках тысячи памятников церковного, государственного и домашнего быта наших предков от времен Святослава Игоревича до эпохи Петра Первого.
При этом Федор Григорьевич не был единственно превосходным копиистом, а подвергал древние предметы исследованию, как его учил наставник и покровитель А.Н. Оленин. Сверяя, приписываемые преданием данные памятника, со сведениями из многочисленных монастырских хартий, грамот, актов, описей и летописей, он сделал немало хронологических открытий. Так Ф.Г.Солнцев разоблачил миф о древности скипетра, державы и барм, приписываемых Владимиру Мономаху, и установил, что они были изготовлены в 1638 году для коронации Михаила Федоровича. Художник доказал также, что так называемые короны Сибирского царства и Астраханского ханства никогда не венчали головы ни царей, ни ханов означенных территорий, а были изготовлены в Москве: одна – для царя Михаила Федоровича, другая – для похорон его сына, царя Алексея Михайловича. Ф.Г.Солнцев убедительно доказал принадлежность хранящегося в оружейной палате, шлема отцу Александра Невского, великому князю Ярославу Всеволодовичу. По заданию А.Н.Оленина художник ездил в урочище Жары (где согласно летописи князь участвовал в сражении), в село Лыково (в 20 верстах от Юрьева-Польского), где крестьяне нашли шишак великого князя, расшифровал на нем надписи, и по ним доказал, что шишак принадлежал отцу Александра Ярославича Невского.
В 1836 году Ф.Г.Солнцев занимался исследованиями в Московском Кремле для программной работы на соискание звания академика и в конце года получил это звание за акварельную композицию «Свидание князя Святослава с византийским императором Иоанном Цимисхием на Дунае в 971 году». В Кремле к Солнцеву обратился вице-президент дворцовой конторы барон Боде с предложением, составить проект возобновления Теремного дворца. Дело в том, что знаток и ценитель отечественной старины император Николай Павлович рассмотрел уже четырнадцать проектов, но ни один из них не одобрил. Солнцевские рисунки императору понравились, и он поручил Федору Григорьевичу восстановление дворца.
Терема были построены в 1635-1636 годах для царя Михаила Федоровича, но, с переносом столицы в Петербург, они пришли в запустение и обветшали. В то время еще не сложилась система принципов современной реставрации. Практиковалось возобновление древних сооружений под старину, тем не менее, Солнцев, по уцелевшим фрагментам резьбы карниза, восстановил облик оконных наличников. Он исследовал чердаки и подвалы загородных царских дворцов и отыскал кафельную печь, предметы мебели того времени и даже наволочки и ковер, вышитый царевной Софьей Алексеевной – все это позволило воссоздать предметы внутреннего убранства царских палат. А когда по его рисункам мастера исполняли настенную живопись, то в многокрасочных покоях поселился дух сказочной старины.
И, все-таки, впервые сделавший такую работу, художник волновался перед осмотром дворца царем. Вот что он пишет в своих воспоминаниях «Русская старина» (1876 г.): «…вдруг слышу голос Его Величества. «Солнцев сюда!». Я пошел. Государь сказал: «Польза, честь и слава ныне и присно и во веки веков, аминь!» Пойдем, я представлю тебя императрице. Не заживайся здесь, отдохни от трудов. Тебе здесь холодно; приезжай в Петербург, я тебя погрею». По приезде в северную столицу Солнцев узнал, что пожалован за свои труды Владимирским крестом, девиз которого: «Польза, честь и слава». По проектам Ф.Г.Солнцева были восстановлены также кремлевские храмы: Рождества Богородицы, Спаса на Бору, Воскресение Лазаря, Воздвижение Креста, а также Святые Сени.
Нельзя не заметить то, что выполненные под его руководством реставрации Дмитриевского собора во Владимире и стенописи Киевской Софии в наше время оцениваются, как некомпетентные. Очевидная причина в том, что тогда ещё только разрабатывались приемы расчистки фресок и методы самого реставрационного дела. Кроме того, Ф.Г.Солнцев был экспертом, а не непосредственным исполнителем работ по расчистке и записи утраченных фрагментов под прежний стиль. А управляющие храмами архиреи привлекали художников - исполнителей с весьма низкой профессиональной подготовкой и даже непрофессионалов. Тем не
менее, автор статьи «Ф.Г.Солнцев. 100 лет со дня смерти», Г.Ельшевская » («Сто памятных дат», - М.: «Советский художник», 1991), пишет: «Солнцев как единственный профессионал и авторитетный эксперт несет ответственность и за стилизованную запись Дмитровских фресок (1843-44), и за «исправления» стенописи Киевской Софии 11 века (1843-53). …Будучи человеком своего времени, Солнцев заботился не столько о реальной сохранности древних памятников, сколько о впечатлении «старины», полезной для задач текущего стилеобразования…».. Естественно, не мог Федор Григорьевич не учитывать мнение высочайшего заказчика, каковым был сам император. К тому же многие требования императора Николая Павловича к архитекторам и художниками соответствовало художественному вкусу и
патриотическому духу самого Федора Григорьевича Солнцева.
По высочайшему повелению Ф.Г.Солнцев два года принимал участие в устройстве нового Большого Кремлевского Дворца, постройкою которого заведовал архитектор К.А.Тон. Художник почти два года трудился над рисунками интерьеров залов этого дворца. Иногда, по замечаниям императора Николая Первого, рисунки приходилось переделывались, так как каждый рисунок утверждался им, но, все равно, новый вариант рисунка, с учетом пожеланий государя, выполнялся Солнцевым. Плоды его художественного дара можно увидеть по телевизору в дни награждений наших сограждан, когда телекамера оператора скользит по коврам парадной лестницы дворца, по резным золоченым дверям Георгиевского зала, паркетному полу из 20 пород дерева, и другим составляющим интерьеров прочих залов и парадных комнат этого величественного здания.
Рассказывая в своих мемуарах об участии во внутренней отделке Большого Кремлевского дворца, Ф.Г.Солнцев вспоминает случай, который способствовал известности архитектора К.А.Тона. «Когда проектировалась постройка храма Екатерины Великомученицы в Коломне (в Петербурге), то Государю представлено было до восьми проектов. Но все они не удостоились высочайшего одобрения. Государь говорил: «Что это все хотят строить в римском стиле; у нас в Москве есть много прекрасных зданий, совершенно в русском стиле». Тон приехал по этому поводу к А.Н.Оленину, который, указавши на мои и Ефимова рисунки, посоветовал ему сделать что-нибудь в этом роде. Тон составил проект русского храма XVII века. Государю этот проект очень понравился. Тон приобрел известность, и с тех пор в России начались постройки храмов и зданий в русском стиле». Это наглядный пример того, как работы художника Солнцева и воля императора Николая Первого способствовали возрождению отечественного стиля.
Стараниями А.Н.Оленина свыше пятисот лучших акварелей и рисунков Ф.Г.Солнцева были переведены в литографии и создали уникальное семитомное издание памятников отечественной старины «Древности Российского государства». Задуманное Олениным издание вышло в 1849 – 1853 годах (на государевы деньги) уже после кончины наставника Солнцева. Однако эти красочные литографии составляют лишь десятую часть работ художника. Только в оружейной палате Солнцев сделал около 3000 рисунков и 2000 рисунков с древностей ризницы Зимнего дворца в Петербурге. Федор Григорьевич сделал 400 рисунков к изданному в те годы «Житию святых, чтимых православной церковью», а над иллюстрациями «Святцев» он трудился полтора года. Автору этих строк посчастливилось приобрести прекрасное издание – факсимильное воспроизведение «Молитвенника» княгини М.П.Волконской, миниатюрные иллюстрации в котором были блестяще выполнены Ф.Г.Солнцевым.
После кончины А.Н. Оленина в 1843 году покровителем Ф.Г.Солнцева стал сам Император. «Государь нередко спрашивал меня: «Каковы глаза? Не испортил ли их?» - пишет художник. В сентябре 1852 года Солнцев показывал Николаю Первому восстановленную им живопись в куполе Софийского собора города Киева. Император высоко оценил его старания и «…сказал мне – пишет Солнцев – Когда кончишь работу здесь, я постараюсь отправить тебя в Палестину и на Афонскую гору. Ты с удовольствием поработаешь там, а потом, через Рим, возвратишься в Россию.
Но не привелось осуществиться этому намерению моего августейшего покровителя».
… В те трудные для России дни, когда в Севастополе лилась кровь русских героев, сдерживающих натиск превосходящих по численности западных союзных сил, 18 февраля 1855 года, император Николай Павлович скончался. Еще раньше министра двора, князя М.П. Волконского, заменил В.Ф. Адлерберг, и исследовательские и творческие командировки Ф.Г.Солнцева закончились.
Но талантливый художник не остался без работы. Еще с 1843 по 1869 год он преподавал иконописание в Санкт-Петербургской семинарии, за что был удостоен ордена Святой Анны 2-ой степени и Святого Владимира 3-ей степени. В 1858 году академик Солнцев был приглашен в Министерство государственных имуществ, заведовать работами по изготовлению иконостасов для церквей западных губерний. По его эскизам и под его наблюдением художники – Майков, Васильев и Титов сделали более 200 иконостасов. С 1858 года художник обучал живописи в стенах Императорской Академии художеств таких же, как и он, крестьянских детей. По постановлению Совета Академии художеств от 27 февраля 1876 года, «…в уважение отличных познаний в искусстве» академик Солнцев возведен в звание профессора исторической живописи.
В мае того же года, на общем собрании Императорского Русского Археологического общества, профессору, Федору Григорьевичу Солнцеву, была вручена большая золотая медаль в память 50-летней его археологическо-художественной деятельности. Действительный член общества М.И.Семевский в своей большой речи, в частности, сказал: «…И если Карамзин в летописях и других археографических памятниках нашего отечества обрел живые краски для слога своей истории; если Пушкин в народных наших сказках нашел живую, свежую струю, которою обновил язык отечественной поэзии, то скромный деятель на своем поприще – художник Солнцев, путем своих археологическо-художественных изысканий, напал на неистощимый родник русского искусства, а произведениями своими пробудил в русских художниках чувство народного самосознания и уважения к образцам, завещанным нам предками.… Мы справедливо дорожим списками наших летописей Нестора, не того ли самого внимания достойны труды нашего почтенного Нестора – основателя археологической живописи у нас в России – Федора Григорьевича Солнцева! Труды его – достояние науки, драгоценное наследие грядущим поколениям людей русских, сокровище истории и художества».
Стоит заметить, что без изящных рисунков Ф.Г.Солнцева, сохранивших навсегда нашу русскую старину, не может обойтись, при исторических постановках, ни отечественный театр, ни кинематограф. Его «Древности Российского государства» - незаменимое пособие для живописцев и писателей исторического жанра. Не обойдут вниманием творения Ф.Г.Солнцева: художник-иконописец, зодчий, почитающий русский стиль, модельер, ваятель, финифтяных, золотых, серебряных и иных ювелирных дел мастера. Его труды останутся навсегда незаменимым пособием в изучении и сохранении культуры прошлого нашего Отечества. К сожалению, коллекция замечательных рисунков костюмов, бытовавших в разных регионах России и исполненных Ф.Г.Солнцевым, оказалась в собственности библиотеки конгресса США.
…Почти ровесник XIX века, академик живописи, Федор Григорьевич Солнцев, умер 3 марта 1892 года, и его тело нашло покой на Волковском кладбище города С-Петербурга.
Замечательное село Верхнее-Никульское, где он родился, сохранилось. Церковь и дома зтого села возвышаются над долиной живописной реки Ильди. Величественная церковь Живоначальной Троицы была построена в камне спустя 5 лет после рождения будущего художника. Предметы утвари этого храма рисовал на полях тетрадей маленький Федя. Рядом с церковью, как музей под открытым небом, расположен некрополь дворян, живших в это части Мологского края. Чуть ниже села Ильдь впадает в Сутку, а последняя – в Волгу. Воды этих рек подпирает Рыбинское водохранилище. Его волны подтачивают высокий обрыв, на котором стоит Троицкая церковь. Очевидно, из-за этого, в годы службы в этом храме мологского старца, архимандрита Павла Груздева, обрушился восточный купол. С той поры служба идёт лишь в приделах церкви, а её крышу венчают только четыре купола.
В 2002 году в связи со 110-летней годовщиной со дня кончины художника на его родине 25-26 апреля была проведена научная конференция «Жизнь и творчество академика живописи Ф.Г.Солнцева. Перспективы изучения и сохранения его наследия». Календарно конференция была приурочена к 201 годовщине со дня его рождения и состоялась в поселке Борок Ярославской области в Институте биологии внутренних вод РАН им. Папанина. Участники конференции побывали на родине художника в селе Верхне-Никульское. Прогулялись по древнему селу и берегу красивой речки Ильди. Выстояли на богослужении в Троицком храме, который посещал маленький Федя. Возле могилы матери Ф.Г.Солнцева, расположенной на общем кладбище, священник о.Василий отслужил панихиду. Все благоговейно внимали его словам, вдыхали аромат ладана из кадила, а глаза непроизвольно читали высеченную надпись на обтесанных сторонах большого валуна:
Елисавета Фроловна Солнцева
скончалась 25 августа 1831 года
Господи, Боже нашъ, помилуй рабу Твою
Вышеназванную конференцию организовали: Рыбинский музей-заповедник, Музей Мологского края, Некоузская библиотека им. А.В.Сухово-Кобылина, а также общественные организации «Землячество Мологжан» и «Фонд А.И.Мусина-Пушкина». В конференции приняли участие научные сотрудники: Музея-заповедника «Московский Кремль», Российской Академии живописи, ваяния и зодчества (Москва), Государственного Эрмитажа и Русского музея (Петербург), а также музеев Новгорода, Ярославля и Рыбинска.

Геннадий Иванович Корсаков,
исследователь Мологского края, член правления «Землячества Мологжан»
Имя:*
E-Mail:*
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера