Календарь добавлений
«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Рекомендуемые материалы
  • О хранителе истории Мологи
    Вышел в свет Сборник материалов к биографии и избранных статей "Николай Макарович Алексеев", посвященный светлой памяти основателя и первого руководителя Музея Мологского края.
  • Памяти основателя Музея Мологского края Н. М. Алексеева
    15 апреля 2017 года состоится День памяти основателя и первого руководителя Музея Мологского края Алексеева Николая Макаровича. 
  • В гостях у мологжан в 1997 году
    Губернатор Ярославской области А.И. Лисицын (ныне член Совета Федерации) побывал на традиционной встрече мологжан в августе 1997 года
  • Встреча с Мологой в 1995 году
    24 сентября 1995 года Молога вышла из воды, и мологжане смогли посетить свою утраченную малую Родину.
  • Прозренье
    Земля и стынущая водь. И мысль одна — о Боге... Не даст, наверное, Господь Взойти со дна Мологе. Она совсем не зря ушла В печальные преданья -    
  • Я не знал Мологу
    Я не знал Мологу смытую, Ее удаль и почёт, Но слеза, не мной пролитая, По моей щеке течёт. Не бродил я ни по пристани, Ни по белому песку.                
  • 80 лет с начала мологского переселения (продолжение)
    1938 год В Мологе ощущается нехватка жилья, необходимого переселенцам на время переноса строений. «Я живу на ул. Набережной д.103 — пишет Кузнецова М.Н. «Дом этот с 1 июля будет сноситься. 
Землячеству 40 лет
Взгляд в прошлое
Видео о Мологе
Фото мологжан
Молога » » ВЕЛИКИЙ МОЛОГЖАНИН

ВЕЛИКИЙ МОЛОГЖАНИН

  • 6-04-2009, 22:36
  • 1586
  • 0
  • Статьи
14 апреля 1941 года в 13 часов 10 минут, по приказу майора НКВД СССР Журина, монтажники, с помощью двух мощных 300-тонных кранов, закрыли стальными щитами-затворами отверстия водосбросной плотины на Волге, остановив, таким образом, течение великой реки.Ровно через час, в присутствии секретаря обкома ВКП (б) Патоличева и председателя облисполкома Голосова, таким же методом были закрыты турбинные пролеты Рыбинской ГЭС на реке Шексне. С этого времени началось затопление Молого-Шекснинского междуречья и образование огромного Рыбинского водовместилища. Спустя 50 лет, 13-14 апреля 1991 года, в Рыбиске прошли «Дни Памяти Мологи». Тогда мологжане постановили, кроме традиционного праздника Земляческих встреч в августе, ежегодно, 14 апреля, отмечать День Памяти Мологи. Предлагаемый документальный очерк – это одна из свечей, зажженных в память погубленного города, сел и деревень Мологского края
После ликвидации удельного княжения (1471 г.) мологскими землями распоряжались московские властители, которые одаривали ими своих приближенных В течение XVI-XVIII веков на мологской земле выросло много дворянских гнезд. В числе коих были имения и усадьбы, известных в России княжеских фамилий: Волконских, Азанчеевых, Салтыковых, Куракиных. Наибольшим количеством земельных угодий владела здесь со второй половины XVII века младшая ветвь (от Юрия Михайловича) старинного дворянского рода Мусиных-Пушкиных. Они внесли весомый вклад в развитие этого края, возводя на свои средства церкви, оказывая материальную помощь Мологской Земской Управе в открытии в имениях больниц и школ.
И самой яркой личностью этой ветви явился открыватель жемчужины древнерусской литературы «Слова о полку Игореве» Алексей Иванович Мусин-Пушкин. Правда, родился и умер А.И. Мусин-Пушкин в Москве, но жил он каждое лето в любимой мологской усадьбе Иловна (Иломна)1. Здесь в семейном склепе, ныне затопленного Рыбинским водохранилищем имения, покоится его прах. А сделал село Иловну главным родовым имением его отец гвардии капитан Иван Яковлевич Мусин-Пушкин, получивший имение Иловна по разделу наследства двоюродного бездетного брата Федора Петровича2 Мусина-Пушкина.. У Ивана Яковлевича были земли также в Мышкинском и Ярославском уездах Ярославской губернии, на которых трудились 4000 крепостных душ. После женитьбы в 1733 году на Наталье Михайловне Приклонской Иван Яковлевич переселился в Иловну и посвятил себя псовой охоте и сельскому хозяйству. У него родились четыре дочери и один сын. Стараниями Ивана Яковлевича в 1798 году в селах Иловна и Борисоглебское были сооружены церкви. Позже радели о благолепии храмов на землях своих владений его потомки. При Иване Яковлевиче возникла, растянувшаяся на полвека, тяжба с брейтовскими крестьянами. Разбирательство3 этой тяжбы между наследницей И.И. Шувалова княгиней П.И. Голициной и графом А.И. Мусиным-Пушкиным учинил в 1798 году мировой посредник их, сенатор Гавриил Романович Державин.
Сын Ивана Яковлевича Мусина-Пушкина Алексей Иванович родился 16 мая 1744 года в Москве. В тринадцатилетнем возрасте он был отдан в Артиллерийское училище, которое вскоре было преобразовано в кадетский корпус. Это училище по тому времени давало довольно высокий уровень образования. Примечательно, что учебный план для кадетского корпуса по поручению И.И. Шувалова составил М.В. Ломоносов. В учебную программу его были введены такие гуманитарные предметы, как: история, философия, география и иностранные языки, вследствие чего обучение кадетов было поднято на высокий общеобразовательный уровень. Служилый статный артиллерист вскоре стал генерал-адьютантом графа Г.Г. Орлова, благодаря чему, рано замечен императрицей Екатериной Второй. Но с появлением другого фаворита Г.А. Потемкина в 1772 году граф Орлов лишился прежних должностей и А.И. Мусин-Пушкин отправился в путешествие по странам Европы. В течение трех лет он посетил Германию, Францию, Голландию и Италию, где интересовался укладом жизни, художествами и вел «повседневные записки». В это время отставленный фаворит императрицы граф Г.Г. Орлов стал снова вхож в царский двор и возвратившийся из Европы, видный, общительный и обходительный его бывший адъютант получил должность церемониймейстера императорского двора. В 1789 году Екатерина II назначила А.И. Мусина-Пушкина управляющим Корпуса иностранных единоверцев, присвоив ему чин статского советника. Его способности и широкие познания были замечены председателем Российской Академии Е.Р. Дашковой и в том же году Алексей Иванович по её предложению избран в члены Российской Академии. В Академии к нему часто обращались за толкованием древнерусских слов.
Возможно, из поездки в Европу А.И. Мусин-Пушкин привез иконы Божией Матери, написанные Рафаэлем и Рубенсом, Спасителя – работы Леонардо да Винчи и «Голову» - Корреджа. На родине он продолжал записывать интересные сведения и собирал старые книги, монеты и прочие редкости. По его словам, сильным толчком в его увлечении собирательством стал удачный случай, в 1791 году, с покупой только что привезённых в лавку В.С. Сопикова древних книг из собрания П.Н. Крекшина4. Из того же собрания Крекшина через его внука, наследника Деденева, он получил «Летописец российский преподобного Нестора древле-писанный на пергамене». Этот летописец более известен под названием Лаврентьевской летописи с поучением великого князя Владимира Мономаха и позже поднесён был императору Александру Первому. В прилагаемой к документу записке граф, в частности, писал: «Летопись сия, писаная на пергамене в 813 году, есть самая верная и древняя из всех ныне существующих; почему как господином историографом Карамзиным принята основанием сочиняемой им истории, так и Обществом истории и древностей российских признана вернейшею и лучшею…». Вскоре в древних городах появились комиссионеры Мусина-Пушкина «с приказом за деньги платить щедро, а за старинные деньги вдвойне, по весу». В числе комиссионеров состоял Архиепископ Ярославский и Ростовский Арсений Иванович Верещагин. Имелись в коллекции Мусина-Пушкина и такие археологические ценности, как шишак великого князя Георгия Всеволодовича, убитого в битве с татарами на Сити. А.И. Мусин-Пушкин вскоре стал владельцем таких редкостей, что сама Екатерина II знакомилась с его собранием и подарила ему несколько книг, «кои самой ей читать было трудно». А с бессмертного «Слова…» для неё была сделана писарем копия, которая является дополнительным пособием для исследователей этого замечательного памятника русской литературы.
По словам А.И. Мусина-Пушкина знаменитое «Слово о полку Игореве» поступило к нему из упраздненного Спасо-Ярославского монастыря, превращенного в Архирейский дом. Управлял этим духовным учреждением бывший настоятель монастыря архимандрит Иоиль (в миру Иоанн Быковский) «муж с просвещением и любитель словестности». «В последние годы находился он в недостатке, а потому комиссионер мой купил у него все русские книги, в числе коих в одной, под № 323, с названием Хронограф, в конце, найдено «Слово о полку Игореве».
В июле 1791 году императрица назначила А.И. Мусина-Пушкина обер - прокурором Святейшего Синода, а в августе подписала указ о собрании в Синоде древних летописей и книг из монастырских хранилищ. Теперь все древние монастырские летописи привозились в Петербург, таким образом, упростился доступ к ним самой императрицы и обер- прокурора Синода. То есть интерес Екатерины II, упражнявшейся в написании Российской истории, совпал с исследовательской увлеченностью А.И. Мусина-Пушкина. В 1792 году он подготовил совместно с И.Н. Болтиным к публикации «Правду Русскую» с примечаниями и комментариями. В том же году в подведомственной ему типографии Корпуса чужестранных единоверцев выходит из печати «Книга Большому Чертежу». В 1793 году в этой же типографии он опубликовал «Духовную великого князя Владимира Мономаха детям своим». Через год было опубликовано его «Историческое исследование местоположения древнего российского Тмутараканского княжения».
В 1794 году царица назначила его преемником, а через год, после смерти Бецкого - президентом императорской Академии художеств. Исполнение этой должности тоже хорошо сочеталось с его увлечениями и даже способствовало его собирательской и исследовательской деятельности. В 1797 году император Павел Первый пожаловал ему 1000 душ, но Мусин-Пушкин попросил его разделить их между подчиненными, тогда, 6-го апреля того же года, Государь возвёл статского советника А.И. Мусина-Пушкина в графское достоинство. В этом же году, 27 июня, Павел I указом Сенату отстранил графа от должности обер-прокурора Синода, пожаловав ему чин действительного тайного советника. Через месяц он был отстранен от должности Президента Академии художеств, но пожалован званием сенатора. В 1799 году, оказавшись фактически в отставке, Алексей Иванович, в 55-летнем возрасте, уехал из С.-Петербурга в Москву к своим рукописям и предметам древнего искусства.
Об открытом им замечательном произведении древнерусской литературы «Слове о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» возвестил миру ещё в 1797 году начинающий литератор Н.М. Карамзин, а теперь, когда Алексей Иванович оказался с 1799 в отставке от всех государственных должностей, пришло время для издания этого памятника. И в 1800 году А.И. Мусин-Пушкин с помощью А.Ф. Малиновского и Н.Н. Бантыш-Каменского издал эту выдющуюся поэму и представил на суд читателей и исследователей. Это первое издание называлось: «Историческая песнь о походе на половцев удельного князя Новгорода - Северского Игоря Святославовича» и заменяет теперь сгоревшую в 1812 году рукопись со списком «Слова…». Не остался наш земляк в стороне от исследования истории, расположенного в его имении, и вызвавшего интерес у иностранцев, древнего Холопьего города. В 1810 году вышло из печати его исследование «Историческое замечание о начале и местоположении дреняго Российскаго, так называемаго Холопья городка».
Археологический интерес А.И. Мусина-Пушкина проявился и в истории с находкой в реке Мологе недалеко от села Борисоглебское костей мамонта. Жарким летом 1802 года, когда особенно сильно спала вода, сосед Мусина-Пушкина по имению помещик Родионов увидел, что пень, к которому крестьяне привязывали лодки, в самом деле, является костью огромного животного, и привез эту диковинную кость в Иловну. По приказу графа немедленно были проведены на месте находки раскопки, в результате которых были извлечены ещё: рог, голова, нога и другие кости. Тяжелые кости были оставлены на берегу, но как нарочно здесь остановились на ночлег проезжавшие домой мещане г. Устюжны, которые прихватили один рог с собой. «…Городничий Устюжны оный рог у них отнял и рапортовал о том новгородскому губернатору, прочие же кости и голова привезены лодкою ко мне в дом»,- писал Мусин-Пушкин А.Н. Оленину. Он в соответствии с известной в те годы инструкцией по палеонтологии, все кости измерил, подробно описал, упаковал и «на рассуждение ученых людей» привез в Петербург, за что получил через Г.Р. Державина благодарственное письмо и бриллиантовый перстень от императора Александра Первого.
А.И. Мусин-Пушкин имел дом в Рыбинске «…по Вольгской улице в 37 квартале в первом номере, в Преображенском приходе...», купленный в 1793 году его отцом у купца Ф.Д. Шишипторова. Бывая здесь, Алексей Иванович не мог не заметить возрастающее значение Рыбинска, как перевалочного пункта хлебной торговли. Поэтому не является случайным то, что он составил «Подробное описание Рыбинска с примечаниями о пристани и планом города». О том, что была у него такая рукопись и передана великой княгине Е.П. Ольденбургской, сообщил, в 1824 году, историк и археолог К.Д. Калайдович в «Биографических сведениях о жизни, ученых трудах и собрании российских древностей графа А. И. Мусина-Пушкина…».
Дело в том, что А.И. Мусин-Пушкин и Н.М. Карамзин были участниками «Тверского салона» великой княжны Екатерины Павловны (сестры императора Александра Первого). Её муж принц Георг Голштейн - Ольденбургский в те годы был генерал-губернатором Тверским, Новгородским и Ярославским. Великая княгиня попросила графа сделать описание подведомственных мужу губерний, и он выполнил её просьбу. А.И. Мусин-Пушкин передал в дар великой княгине шесть своих рукописей, в числе которых: «Исторические и топографические описания» Ярославской, Новгородской и Тверской губерний, а также «Подробное описание города Рыбинска с примечаниями о пристани и планом города»5. К сожалению, эти его работы считаются утраченными, но мне думается никто из ярославцев, мологжан и рыбинцев их не пытался искать в архивах и книгохранилищах необъятной России. Рыбинцы знают «Описание города Рыбинска», написанное в 1810 году неизвестным автором и изданное Д.А. Золотаревым. Этим неизвестным автором может оказаться граф А.И. Мусин-Пушкин. Впрочем, эти рукописи могут оказаться в зарубежных хранилищах. Дело в том, что в 1812 году великая княгиня овдовела, а позже стала королевой Виртембергской
Алексей Иванович Мусин-Пушкин проявил себя не только как удачливый коллекционер, историк, археолог, но и как ученый–исследователь, источниковед и блестящий издатель, любивший свое отечество и просвещение. В письме К.Ф. Калайдовичу от 20 дек. 1813 года он написал: «Любовь к Отечеству и просвещению руководствовала много к собранию книг и древностей, а в поименных изданиях моих единственную имел я цель: открыть, что в истории нашей поныне было в темноте, и показать отцов наших почтенные обычаи и нравы (кои модным французским воспитанием исказилися) и тем опровергнуть ложное о них понятие и злоречие…».
Наследие А.И. Мусина-Пушкина было очень велико, по подсчетам исследователей в его коллекции насчитывалось 1200 рукописных и 3000 печатных книг и все они, в том числе и подлинник «Слова…», погибли в пламени захваченной Наполеоном горящей Москвы. Уцелел только Лаврентьевский список, поднесенный графом императору Александру I и хранившийся в Публичной библиотеке. К этому горю прибавилось другое, 21 марта был ранен под Люнебургом и на другой день умер его 24 - летний сын Александр, которого, по его склонностям к истории, престарелый граф готовил к продолжению дела всей своей жизни. До ухода на войну вместе с ярославским ополчением майор Александр Алексеевич Мусин-Пушкин был принят действительным членом в Общество истории и древностей Российских. И вот продолжатель дела отца погиб, а собранные бесценные сокровища российской словесности сгинули в пламени пожара. С той поры, по свидетельству К.Ф. Калайдовича, взор его был «пасмурным».
Неистребимые мысли о безвозвратной утрате, собираемой всю жизнь бесценной библиотеки и любимого сына, подтачивали здоровье графа. Алексей Иванович Мусин-Пушкин скончался 1 февраля 1817 года в своем московском доме, оставив на попечение супруги 8 человек детей. Отпевание в церкви Богоявления в Елохово совершил архиепископ Московский Августин, затем тело его было отправлено в Мологский уезд и погребено в семейном склепе Мусиных-Пушкиных в селе Иловна. Местное предание свидетельствует, что гроб с его телом крестьяне от Москвы до Иловны несли на руках. Рядом с мужем в 1829 году погребена его супруга графиня Екатерина Алексеевна Мусина-Пушкина (в девичестве Волконская). Ныне место их упокоения залито водой Рыбинского водохранилища.
.
Геннадий Корсаков
член правления «Землячества мологжан»,
краевед
Имя:*
E-Mail:*
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера