Календарь добавлений
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Рекомендуемые материалы
  • Афанасьевская школа
    Её наружные стены обшиты тёсом и окрашены в сиреневый цвет, на фоне которого особенно приветливо смотрелись большие окна, обрамленные васильковыми наличниками.
  • Зоя Горюнова "После Мологи"
    ...Пирамида — так называются большие бакены на Рыбинском море, указывающие судам опасные мели. Под восьмой пирамидой, на дне, — село Вольское, где я родилась.
  • Зоя Горюнова: "Уголок земли, угодный Богу..."
          Уголок земли, угодный Богу,       Вешнею водою унесло...       Расскажи мне, мама, про Мологу,       Только не печально, а светло.     
  • К 100-летию кончины Димитрия Вознесенского
    В день 100-летия со дня кончины священномученика  Димитрия Вознесенского в храме Богоявления Господня п. Новый Некоуз совершено торжественное богослужение.
  • Новый Брейтовский музей
    Благочинный Брейтовского округа протоиерей Анатолий Денисов открыл в старинном селе Прозорово, что в 18-ти километрах  от Брейтова, сельский музей «Жили – Были».
  • Вечер памяти Евгения Розова
    27 сентября собрались друзья и единомышленники Евгения Розова, чтобы отдать дань памяти замечательному человеку, труженику, общественному деятелю, поэту.
  • На Сити-реке. Гулянья и сборища.
    Проводились гулянья таким порядком. Сначала, смотришь, к той деревне, в которой оно устраивается, отовсюду из соседних деревень и сел, ещё далеко до захода солнца, стягиваются неторопливо группы нарядных людей.
Землячеству 40 лет
Взгляд в прошлое
Видео о Мологе
Фото мологжан
» » Верхолаз Петр Телушкин

Верхолаз Петр Телушкин

  • 6-09-2010, 22:42
  • 3 393
  • 0
  • Статьи
Отец его оказался неспособен, ни к какому крестьянскому труду, даже не смог поправить покосившуюся свою избушку, поэтому содержал свое семейство нищенством. Но возлагал он свои благие надежды на взрослеющего сына. Однако помещица Трусова, за которой числилось всего 20 душ, не видя для себя проку от этого семейства, решила, по достижении Петром 20-ти летнего возраста, продать юношу. Покупателем оказался богатый крестьянин Даниловского уезда, промышлявший в Петербурге кровельным мастерством. Его сыновья стояли на очереди по рекрутской повинности, и Петр ему был нужен для отправки в армию вместо родных детей. В 1823 году П. М. Телушкин навсегда простился со своими родителями и стал звать батюшкой своего хозяина. Случилось так, что его названные братья вскоре заболели и умерли. В результате не стало надобности отправлять Петра в солдаты. Лишившемуся своих детей хозяину поневоле пришлось полагаться на его помощь в кровельном деле. Петр оказался смышленым парнем, не боялся высоты и успешно освоил кровельное мастерство.
Спустя 7 лет (1830 г.) его мастерство, сметка и бесстрашие стали предметом удивления и восхищения при починке им флюгера в виде летящего ангела и креста на шпиле Петропавловского собора в Петербурге. Узнав, сколько денег и времени потребуется на устройство высоченных лесов для ремонта ангела и креста, он стал соображать, как можно добраться до него без этих нагромождений, используя свою сноровку, силу рук и веревочные снасти. Петр выяснил, как устроена игла шпиля изнутри, мысленно составил план восхождения к макушке колокольни, рассчитал, сколько веревок и других снастей потребуется при подъеме до ангела, и «…явился с письменною просьбою, в которой объяснил, что он все исправления в кресте и ангеле берется произвести без всяких лесов». Телушкин поставил только одно условие, чтоб ему оплатили необходимые для ремонта материалы. «За труды же свои он ничего не назначил, предоставляя высшему начальству наградить его по благоусмотрению. Сии выгодные предложения были приняты – и Телушкин как бедной мастеровой, не имея залогов, заложил жизнь свою в обеспечение принятого им на себя дела. Вся его надежда была на свое безстрашие, ловкость и большую телесную силу1», - сообщала позже газета «Санкт - Петербургские Губернские Ведомости».
Первым заметил подвиг отважного кровельщика президент Императорской Академии художеств А.Н.Оленин. Он с напряжением и восхищением наблюдал за его восхождением и спокойной работой из окна своего дома через подзорную трубу. Восхищалась Телушкиным и толпа зевак, а вот вездесущие газетчики за все 6 недель его воздушных походов к вершине шпиля ни строчки не написали о бесстрашном кровельщике. Президент академии посчитал своим долгом подробно описать подвиг отважного русского умельца и поручил художнику Ф.Г.Солнцеву разыскать кровельщика. Вот что пишет об этом случае в своих воспоминаниях2 наш земляк, уроженец села Верхне – Никульского Моложского уезда, академик живописи, Федор Григорьевич Солнцев: «…после возвращения моего из Владимира в Петербург, я пришел к Алексею Николаевичу, который жил тогда на Гагаринской набережной, и застал его, видимо, чем-то озабоченным. Он обратился ко мне с такими словами:
- Видишь ты шпиц Петропавловского собора? Недавно какой-то мужичок чинил на нем без лесов крест и ангела, и я все ждал, чтобы кто-нибудь написал в газетах, кто это такой мужичок и каким образом он туда взобрался, но ничего не дождался. Съезди ты, пожалуйста, в крепость и узнай об этом русском богатыре.
Я отправился в крепость: здесь мне сказали, что починки на шпице делал крестьянин Телушкин, который проживает теперь там-то. Я съездил к Телушкину и привез его к А.Н.Оленину. Алексей Николаевич начал спрашивать – кто он, чем занимается, как решился, без лесов, на починку креста и ангела на шпице Петропавловского собора, как выполнил он это дело и проч.? Телушкин бойко отвечал на все вопросы и рассказал все, как было.
После этого Алексей Николаевич попросил меня изготовить рисунок, как влезал Телушкин по шпицу собора, а сам написал и издал объяснительную к тому маленькую брошюру.
Гораздо ранее издания брошюры о подвиге Телушкина А.Н.Оленин поехал к Государю и доложил ему все дело, как он слышал от Телушкина. Государь пожелал видеть отважного кровельщика. Алексей Николаевич дал знать об этом Телушкину и назначил день, в который он должен был явиться к нему, чтобы потом представиться Государю. Для такого случая у Телушкина не нашлось приличной одежды, почему он и нарядился в чуйку своего товарища. Государь обласкал смельчака и повелел выдать ему более 1000 руб. и медаль».
В марте 1831 года вышла из печати тоненькая брошюра А.Н.Оленина «О починке креста и ангела на шпиле Петропавловского собора без лесов» с подробным описанием всех действий Телушкина при подъеме к вершине шпиля. После этого появились публикации в журнале «Сын отечества» и газете «Санкт-Петербургские Губернские Ведомости». Постараюсь, по возможности, кратко и понятно пересказать содержание газетной статьи.
Самым трудным делом было подняться по тонкому длинному 50-ти метровому шпилю колокольни Петропавловского собора и входа на яблоко, на котором стоял 6-ти метровый крест с ангелом у его подножия. Выше слуховых окон на шпиле имелись два открывающиеся наружу люка. Верхний люк располагался в 20 метрах от слуховых окон. Вот до него через деревянные внутренние укрепления протиснулся отважный кровельщик. Открыв люк, он намеревался окинуть около шпиля веревку, чтобы сделать веревочное кольцо, которое придерживало бы его плотно к шпилю при восхождении к яблоку. Однако диаметр шпиля здесь оказался довольно большим и никак не получалось окинуть около него веревку. Тогда Телушкин привязал один конец веревки к внутреннему каркасу шпиля, другим концом обхватил себя около пояса и спустился по веревке на 12 метров вниз. С этого места он вместе с привязанной к поясу веревкой начал подниматься вверх, обходя винтом около шпиля и упираясь в него ногами. Поднимался Петр за счет сильного захвата пальцами рук вертикальных фальцев, или загибов медных золоченых листов, покрывающих шпиль и сильного упора в них носками сапог. При этом напряжение мышц пальцев рук его, удерживающих всю тяжесть тела, было таким большим, что из-под ногтей выступала кровь.
Таким образом, обходя шпиль спиралью и подбирая за собой увивающуюся кольцом веревку, Телушкин поднялся до верхнего люка. Войдя внутрь шпиля, он к привязанной около пояса веревке приделал крепкую петлю, и, отвязав другой конец веревки от бруса каркаса, продернул его сквозь петлю у пояса. Это позволяло Телушкину по мере уменьшения диаметра шпиля беспрестанно подтягивать к поясу обведенное вокруг веревочное кольцо, благодаря чему его не относило от шпиля.
Выше верхнего люка, вдоль по шпилю, через 3,2 метра друг от друга до самого яблока, стояли небольшие железные крюки, и Петр Телушкин ими воспользовался. Он взял две веревки и на оконечности каждой сделал по глухой петле, а несколько ниже по другой глухой петле, в которую продел другой конец веревки. Приготовленные таким образом веревки он первыми петлями накинул на второй крюк. Мудрый кровельщик соединил эти веревки так, чтобы можно было одной рукой держаться за укрепленную за крюк веревку, а другой рукой сквозь вторую петлю тянуть конец веревки, поднимавшей его ногу. Согнув этим усилием одну ногу, он привязывал конец веревки ямским узлом ко второй петле. Таким же методом он сгибал вторую ногу, затем обе согнутые ноги одновременно распрямлял и поднимался всем телом вверх. Поднявшись до очередного крюка, Телушкин повторял все эти операции и, наконец, добрался до самого шара-яблока. Под яблоком толщина шпиля в поперечнике была чуть более полуметра, а диаметр яблока более 3-х метров, то есть, свес со всех сторон шпиля был, примерно, 1, 4 метра. Этот шаровой свес надо было преодолеть и проложить дорогу на верхнюю часть яблока.
Здесь он веревочными петлями зафиксировал за шпиль ступни ног своих у подъема, другой, захваченной за шпиль веревкой, крепко обвил себя около пояса и, опираясь ногами в шпиль, повис всем телом на этой веревке. За поясом у него торчала закрепленная за шпиль и свернутая в бухту 12-ти метровая веревка. В этом горизонтальном положении Телушкин выдернул из-за пояса свернутую веревку и двумя руками бросил бухту на яблоко, чтобы захватить ею крест. Бросок получился удачным: свободный конец веревки, обвил крест, а сильный ветер, от которого раскачивался шпиль, направил веревку прямо в руки Телушкина. На конце веревки он сделал петлю и через неё продернул другой конец веревки. Зафиксировав её, таким образом, за основание креста и сделав петли на свободном конце веревки, Телушкин превратил её в своеобразную лесенку, по которой забрался на яблоко. В своей брошюре А.Н.Оленин пишет: «…нередко мы его видели, то поднимающим ангела (имеющего 5 аршин вышины), то сидящим на его крыле и починяющим оное, то на самой перекладине креста (имеющего 9 аршин вышины) спокойно прикрепляющим оторванные от него листы. Все это мы видели самым ясным образом посредством подзорной трубы».
Поскольку повреждений на крыльях ангела и кресте было много, и предстояла многодневная работа, Петр Телушкин на третий день таких воздушных походов сделал 52-метровую веревочную стремянку. Один конец её укрепил у креста на яблоке, а другой привязал к деревянным слуховым окнам. Теперь он стал свободно ходить на работу, отстоящую от поверхности земли на 130 метров. Шесть недель потребовалось ему, чтобы надежно укрепить все оторванные ветром листы позолоченной меди на кресте и крыльях ангела. Вот только ангела он укрепил немного ниже прежнего, так как на старом месте крест от движения ангела по ветру слишком сильно обтерся.
Свой подробный рассказа автор завершает так: «Может быть, иной скажет: «Всё это прекрасно; да надобно ещё посмотреть, хорошо ли Телушкин исправил все повреждения?
--Дело: для чего нет!
--Он всегда готов свою работу показать тому, кто согласится влезть на яблоко у шпица по веревочной его лесенке, за неимением другого удобнейшего хода!»
Судя по рассказу этнографа В.И.Даля, опубликованному в газете «Пчела» (Сборник Щербины, Спб.,1866), Петру Телушкину довелось чинить кораблик3 на высоченном (в три мачтовых дерева) шпиле башни здания Главного Адмиралтейства. Здесь Телушкин тоже «…пошел улиткой вокруг…» шпиля, но при этом для подъема веревки использовал шест. Вот наиболее интересные выдержки из статьи Даля: «…Кровельщик отправился в шпиль, поднялся по железным скрепам между тремя мачтовыми деревьями до самого нельзя, там сделал осторожно окошечко, вынув железный лист; высунул голову и посмотрел на Питер. Насмотревшись, он примостился, стал твердою ногою снаружи шпиля, закинул веревку, размахнул ею вокруг шпиля, поймал её и, подымая шестом постепенно все выше и выше, продолжал затягивать, не давая ей пускаться вниз. … Таким образом, он, обвивая веревку вокруг шпиля и укорачивая её этим, поднимался все выше и выше; там примостился снова, как ласточка, с гнездом своим, снаружи шпиля опять закинул оттуда веревку петлей и кончил тем, что добрался до верхушки – до железного стержня, на котором стоит кораблик. Привязав к этому месту стремянку (веревочную лестницу), мой кровельщик сел отдыхать, и смотрел на подножный Петербург глазом победителя. Весело было ему оглянуться! В несколько дней починка была окончена, лесенка снята, окно зачинено, и все незатейливые снаряды сняты».
По свидетельству художника Ф.Г.Солнцева, после ремонта ангела и креста на шпиле колокольни Петропавловского собора, Петр Михайлович Телушкин в тот год получил заказов на 300000 рублей, значит, на многие башни и крыши Петербурга ступала нога этого мужественного человека. С таких денег Петр был в состоянии оказать помощь своему отцу, но тот, видимо, от помощи отказался. Вот что сообщает в письме в газету «Ярославские Губернские Ведомости» (1869 г.) священник Красносельского прихода Димитрий Зеленецкий: «Родной отец его не раз ходил к нему в Питер и всегда совершал свое путешествие нищенством. Сын предлагал отцу остаться при нем, но старику его деревня была милее столицы. …В каких отношениях был Телушкин к своему хозяину, купившего его, в последнее время как он жил и когда умер, всего этого на его родине не знают, говорят только, что женатым он не бывал». А Федор Григорьевич Солнцев в своих воспоминаниях добавляет: «Телушкин прославился, и в тот же год получил от разных лиц работы на сумму около 300000 руб., но скоро спился. Так зачастую пропадают наши русские самородки-таланты…».
Редактор «Ярославских Губернских Ведомостей», краевед В.И.Лествицын сообщил во втором номере этой газеты за 1869 год, что год назад кто-то пожертвовал портрет Телушкина в Московское общество любителей российской словесности, но председатель этого общества не мог вспомнить об этом портрете. Не оказалось изображения отважного кровельщика и на выставке портретов русских замечательных людей. Тем не менее, сообщение В.И.Лествицына вселяет надежду на то, что портрет нашего знаменитого земляка, возможно, все-таки, хранится в частных коллекциях или запасниках какого то из музеев.
Геннадий Корсаков,
член правления «Землячества мологжан»
Имя:*
E-Mail:*
  • winkwinkedsmilebelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry