Легенды и были Красноселья
14.11.2021 347 0

Легенды и были Красноселья

Карусель
В закладки

Легенды и были Красноселья


Одним из самых интересных уголков Некоузской земли по праву считается река Сить. Деревни на её берегах – настоящий заповедник деревянного зодчества и чудом доживших до наших дней легенд, преданий, примет и присловий. 


Моя бабушка, Большакова Татьяна Петровна, с 30-х годов и до 1956 года работала директором школы в деревне Панкратово, поэтому все, связанное с историей Панкратова и окрестных деревень, меня особенно интересовало. Оказалось, что в 4-5 соседних с Панкратовым деревнях можно записать немало интересных рассказов.

Так, возле деревни Топорищево есть овраг Гремишка, о котором рассказывали, что возле него «водит», то есть можно заблудиться, особенно в сумерках. Название Гремишка возникло, видимо, оттого, что текущий по оврагу ручей сильно гремит о камни на дне. 

Ещё говорили, что на горе, у околицы деревни Власово, возле крутого обрыва, к реке Сить под елками в темные осенние ночи зажигалась (сама собой) свечка. Этот огонек, к своему ужасу, в военные и послевоенные годы видели, якобы, многие прохожие. Место там, действительно, запоминающееся: в Сить впадает очень глубокий заросший овраг с почти отвесными краями. Рядом растут большие мрачноватые ели. Овраг и прилегающий к нему лесок называются - Хавронино. 



Одна из самых поэтичных и жутковатых легенд Красноселья - так называли территорию бывшего Красносельского сельского совета, куда входили село Красное, Панкратово, Власово, Топорищево, Назарово, Туравцево и другие деревни о том, что на берегу Сити, между деревнями Давыдовское и Зманево (это уже Брейтовский район) есть низинка, и там остались холмики, где, как рассказывают, захоронены воины, погибшие в битве с монголо-татарами. Там, говорят, по ночам зажигаются свечки и встают погибшие в полном вооружении: с мечами, луками и боевыми топорами. Особенно подходят для подобных встреч туманные летние ночи. Считается, что и сами воины тоже белые, цвета тумана. 
В Красноселье лет 60-40 назад бытовали и любопытные приметы. Так, на Власове в 30-е годы XX века существовала примета, - чтобы ребенок был кудрявый, во время стрижки его волосы собирали, несли под растение хмель и там выбрасывали. Хмель ведь вьется, значит, волосы ребенка тоже будут виться. Так, мою тетю, Мелентьеву Нину Александровну, в конце 30-х годов хорошие бабушкины знакомые стригли именно так. Волосы у моей тети, действительно, очень, очень густые и вьются. А примета с хмелем, видимо, уходит корнями в язычество, когда верили, что силы природы при выполнении особых обрядов могут передать человеку свои лучшие качества. Может быть, причудливо сплетенные узоры ситских наличников хранят в себе зашифрованную память о подобных очень старых обрядах -просьбах к окружающей природе?

Сохранилось в окрестных деревнях и присловие, напоминающее о бывшей славе здешних мест — ситских плотниках. Выражение: «ест как ситский плотник», то есть много и с аппетитом, употреблялось еще в 70-80-е годы XX века. Объяснялось такое сравнение тем, что мастера топора работали быстро и много, а кто хорошо трудится, тот и обедает соответственно. 


Еще живут в Красноселье рассказы о местных помещиках. Так, за Панкратовым, в сторону Новой Деревни, есть Балашов лес (принадлежал помещику Балашову). Лес этот и в 30-50-е годы был очень чистым, там росло много белых грибов, а главное, он славился хорошей древесиной. 
В деревне Туравцево на правом берегу реки Сить до сих пор сохранился довольно большой и красивый барский пруд. Барским называют и поле у деревни. Фамилию помещика не помнят. Барин, как рассказывают, жил в Санкт-Петербурге, а каждое лето приезжал в деревню. Зимой в имении за него распоряжался урядник (управляющий). Вокруг пруда в несколько рядов росли березы и липы. Рассказывают, что долгие годы сохранялись сосны, посаженные при барине, белая и желтая акации, крупная белая и фиолетовая сирень. Между кустами проходили дорожки, выложенные камнями. В конце 30-х годом, когда колхозники разрабатывали ноле, дорожки разровняли, камни выбросили. А сосны вырубили местные жители в войну на дрова. Рассказывают, что барский дом был деревянный, двухэтажный. Его, как говорят, перевезли в деревню Лопотьево, где он сгорел. 
От Анастасии Николаевны Абросимовой, жительницы Турабцево, 1925 года рождения мне удалось записать любопытную игру 20-30-х годов. Возможно, она и более старая. Когда вокруг Барского пруда еще росли деревья, осенью под ними насыпалось листьев («до полуметра»). Ребята нагребали граблями большую кучу листьев, кого-нибудь из играющих засыпали ими и пели: 


Щипем, щипем ягодки 
Волку на лапотки, 
Волк на работе 
В сером капоте. 


После этих слов «волк» выскакивал из кучи листьев, все разбегались, а «волк» ловил. Пойманный становился «волком», его засыпали листьями и играли дальше. 


При желании в Красноселье можно записать рассказы и о настоящих волках. В военные и послевоенные годы они бесчинствовали, как настоящие разбойники - врывались в деревни и прямо от домов утаскивали овец. 
Вспоминают о лисе, поселившейся в освободившейся землянке пункта наблюдения и оповещения, который в войну находился на берегу Хавронинского оврага. Удивляются: «Надо же было облюбовать для норы землянку, где в войну жили 4 девушки связистки!» 
Жива память и об очень большой и сильной рыжей пожарной лошади по кличке Тревога. В 40-е годы в деревне Назарово была своя пожарная часть с конной упряжкой в две лошади, возившей бочку и ручную помпу. Лошадь Тревога бегала так быстро, что вполне оправдывала свою кличку и звание пожарной лошади. 
Жители Красноселья с гордостью рассказывают о местной гидроэлектростанции, располагавшейся на Сити вместе с Панкратовской мельницей. Этот движок давал в деревни сельсовета электрический свет уже с начала 50-х годов, а в большинство селений района электричество провели лишь в 60-е годы. Пока еще довольно подробно старожилы могут описать и устройство самой мельницы, от которой остались теперь лишь полуразрушенные сваи и название мельничный омут. 
Я кратко передала то, что мне удалось записать всего лишь в нескольких деревнях среднего течения Сити. Да, воистину - удивительна красотой река Сить, удивительны своим мастерством и поэтическим восприятием мира и люди, живущие на ее берегах.

 

ЧЕРНУХИНА Е.В., 
историк, исследователь, 
с. Новый Некоуз


Источник:
https://vk.com/club186373545?w=wall-186373545_1616%2Fall​​​
https://vk.com/club186373545?w=wall-186373545_1617%2Fall​​​
Комментарии (0)
Добавить комментарий
К 80-летию с начала затопления  Молого-Шекснинского междуречья. Этот город сердцу дорог
Молога влекла к себе какой-то особой, словно магической силой.
Болото и пустыня Мологского края
Наряду с наличием множества болот в северо-восточной части Мологского уезда, на юге его имелась небольшая песчаная обжитая пустыня.
Геннадий Корсаков.  "Мологи Веретейский уголок"
Предлагаемый цикл документальных очерков раскрывает некоторые страницы истории двух частей Веретейской волости Моложского уезда.
Некоузский район. В краю легенд и преданий.
Смотрите фильм Ольги Баскаковой, проникнутый удивительной теплотой и любовью к родному Некоузскому краю.
Дом-музей "Молога" в Прозорово
  В Брейтовском районе открыли ещё один музей. И в нем можно пожить.
На Сити-реке. Беседы.
На Сити-реке. Беседы.
На Сити-реке. Беседы.
15.09.18 История
Бесед в деревне ежедневно было три – большая, то есть взрослая, маленькая – ходили на неё девочки – подростки, и так называемая «шершневая» - для девок перестарков.
лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 12.0 бесплатно